Эрвин Ласло. «Холизм в современной науке». Статья из книги «Вавилонская башня: последний ярус».

 

Вселенная представляет собой единую систему, все элементы которой взаимосвязаны и воздействуют друг на друга. Поэтому нам следует глубже ознакомиться с основами холизма[1], форми­рующегося сегодня в важнейших отраслях эмпирических наук. Начнем с самых последних открытий современной физики, а затем, перейдем к биологии и психологии.

 

Холизм в современной физике

Классическая физика является механистичной[2] и редук­ционистской[3], она основана на неопровержимых законах Ньютона, которые он обосновал в своей работе «Математические на­чала натуральной философии», опубликованной в 1687 г. Эти за­коны и система, в которой они изложены, стали фундаментом современного Логоса, механистического мировоззрения, до­стигшего расцвета в промышленно развитом обществе ХХ века. Они с геометрической точностью демонстрируют то, что мате­риальные тела на Земле, представляющие собой материальные точки определенной массы, движутся по непреложным матема­тическим законам, в то время как планеты вращаются в соответ­ствии с законами Кеплера[4]. Согласно классическим законам, движение массы тела зависит от условий, в которых это движение происходит. Так, колебания маятника зависят от его длины, массы и первоначального отклонения от точки равновесия, а дальность полета снаряда — от угла выстрела и скорости. Однако классическая физика — это уже не та наука, которая существует в наши дни. Хотя законы Ньютона и применяются к объектам, движущимся с умеренной скоростью на поверхности Земли, кон­цептуальные рамки, в которых это движение осуществляется, значительно сдвинулись.

Классический взгляд на природу стал рушиться в конце XIX века, когда выяснилось, что непреложное строение ми­роздания не настолько незыблемо, как это представлялось. Атомы, из которых, как предполагалось, состоят все вещи на Земле, и считавшиеся до сих пор неделимыми, оказались спо­собными к расщеплению. Элементарные частицы исчезали в водовороте энергии. Макс Планк совершил открытие, что свет, как всякая энергия, испускается не непрерывным пото­ком, а отдельными порциями, так называемыми, квантами. Майкл Фарадей и Джеймс К. Максвелл стали основополож­никами учения о таком нематериальном явлении, как элек­тромагнитное поле, а Эйнштейн разработал теорию частной и общей относительности.

Звон погребальных колоколов по классическим концеп­циям прозвучал в 20-х годах прошлого столетия, когда стала ин­тенсивно развиваться квантовая механика — волновая теория, устанавливающая способ описания и законы движения микро­частиц. Кванты движущейся энергии отказывались вести себя как обычные объекты. Их поведение выглядело более чем странным и непонятным. Эйнштейн, получивший Нобелев­скую премию за теоретическое объяснение фотоэффекта[5], был совершенно не готов принять таинственность квантового мира. Однако физики, исследовавшие поведение частиц, являющихся носителями энергии и материи, выявили, что невозможно определить местоположение этих частиц одновременно с их импульсом. Оказалось, что основные элементы физической ре­альности не имеют единой локализации и существуют однов­ременно в нескольких потенциальных состояниях.

Отличительной чертой квантовых частиц является их неуло­вимая, но явно выходящая за пределы пространства и времени, взаимосвязь. Основные элементы физического мира находятся в постоянном внутреннем «переплетении» друг с другом.

Концепция «переплетения» была впервые выдвинута Эрвином Шредингером в 1930 г., а позднее большое число экспе­риментов подтвердило данное явление. Стоит только двум или более частицам войти в одно состояние, как они мгновенно свя­зываются, сколь бы далеко друг от друга они не находились. Эта странная связь, выходящая за пределы пространства и времени, обнаружилась, когда предложенный Эйнштейном и его колле­гами Борисом Подольским и Натаном Розеном мысленный эксперимент (так называемый «эксперимент ЭПР») был про­верен физическими приборами. Опыты, проведенные в 1980 гг. французским физиком Аленом Аспектом и неоднократно по­вторявшиеся в лабораториях различных частей света, заслужи­вают особого рассмотрения.

В основе экспериментов лежала гипотеза Эйнштейна, в случае реализации которой он надеялся преодолеть ограничение по одновременному измерению различных состояний ча­стицы (известное как «принцип неопределенности» Гейзенберга[6]). Идея заключалась в том, чтобы взять две частицы, об­разующие синглет[7], где их спины[8] аннулировали друг друга до выхода общего спина нулевой величины. Затем, частицы разделялись и проходили определенное расстояние. Измере­нием состояния спинов обеих частиц преодолевался принцип неопределенности, поскольку считывались показания состоя­ния обоих спинов.

Когда эксперимент был завершен, обнаружилась странная вещь: независимо от того насколько отдалялись друг от друга разделенные частицы, результаты измерения показателей одной из них до такой степени соответствовали результатам измере­ния другой, словно вторая частица «знала», что происходит с первой. Причем, информация, лежащая в основе этих стран­ных знаний, передавалась мгновенно на любые расстояния. В экспериментах Аспекта скорость передачи в 20 раз превышала скорость света, а в последующих опытах Николаса Гизина она оказалась в 20 тыс. раз выше этого скоростного барьера, счи­тавшегося непреодолимым.

Результаты проводящихся в наше время «телепортационных экспериментов» показали, что такой эффект присущ не только квантам, но и целым атомам. Весной 2004 г. две группы физиков — одна из Национального Института Стандартов в Ко­лорадо, другая из Университета Инсбрука в Австрии — выя­вили, что квантовое состояние целых атомов (кубитов) может телепортироваться путем передачи квантовых бит сцепленных атомов, причем, в Австрии передача осуществлялась на рас­стояние в 700 метров.

Мир современной физики может быть странным, но он постижим. Отличительной чертой передачи вне времени и пространства является мгновенная взаимосвязь, называемая «нелокальностью». Современная физика получила неопро­вержимые доказательства, что все квантовые частицы в ми­роздании, находящиеся или когда-либо находившиеся в одном состоянии, остаются внутренне связанными друг с дру­гом. Это явление действует как на микрофизическом, так и на космологическом уровне и включает в себя структуры мироз­дания от самых мельчайших, да самых огромных.

Нелокальность свидетельствует о том, что все объекты и процессы во вселенной взаимосвязаны и являются частью целого. Это и составляет суть холизма современной физики. Теоретик в области квантовой физики Генри Стэпп охарак­теризовал данное открытие, как, возможно, самое значи­тельное во всей науке. Нелокальными являются не только микроскопические, но и громаднейшие домены. Ученые-космологи Менас Кафатос и Роберт Наду назвали свою ра­боту по изучению космоса «Нелокальное мироздание», а физик Крис Кларк подтвердил, что вся вселенная — есть взаимосвязанная квантовая система.


Холизм в современной биологии

На протяжении большей части двух последних столетий биология была загромождена умозрительными, так называе­мыми метафизическими, элементами. Некоторые биологи от­стаивали витализм[9] (концепцию об управлении жизненными явлениями сверхъестественной силой или энергией), другие — телеологию[10] (концепцию о том, что цель жизни и эволюции предопределена). В противовес этим идеям ученые XX века сос­редоточили свое внимание на противоположном подходе, со­перничающем с классической физикой и утверждающем, что организм — это сложный механизм, состоящий из взаимодей­ствующих частей, таких как клетки, органы и их системы. Части могут быть проанализированы отдельно, и анализ может пока­зать, как в результате их взаимодействия осуществляются фун­кции и проявления жизненных процессов.

Аналитический подход положил начало молекулярной биологии и современной генетике, и на нем же основываются современные течения генной инженерии. Как показалось, первоначальный успех этих технологий доказывает правоту молекулярного подхода, и он стал считаться образцом совре­менных научных исследований.

Однако в последние годы ХХ века механистическая кон­цепция жизни стала вызывать большие сомнения. Ведущие биологи подчеркивали, что альтернатива механицизму — это не возврат к витализму или телеологии, а новый подход к про­цессам, происходящим в организме. Это утверждение легло в основу философии многих великих мыслителей конца XIX — начала ХХ вв.: Анри Бергсона, Сэмюеля Александера, Ллойда Моргана и Альфреда Н. Уайтхеда. Поздние концепции, рассма­тривающие организм как основную метафору для всех процес­сов и явлений в физической и социальной сферах, послужили отправной точкой развития школ пост-дарвинизма — авангарда современной биологии.

Согласно эволюционному подходу, организм имеет уровень и форму целостности, что можно полностью понять, изучая его части во взаимодействии. Концепция «целое больше, чем сумма его частей» (в случае, когда части объединены в живом организме), означает выявление возникновения свойств и процес­сов, происходящих в организме, а не просто сумму свойств его частей. Взаимодействие частей живого организма не может происходить без потери «возникающих в нем свойств», что является характерной чертой его жизнедеятельности.

Концепция связанности лучше всего выражает целост­ность, которая постепенно раскрывается во всех областях жизни. Органически связанные системы интегральны и дина­мичны, их бесчисленная активность самомотивирована, само­организована, спонтанна и занимает одновременно все уровни, от микроскопического и молекулярного до макроскопического. Постоянная связь всех частей организма позволяет сразу же пе­редавать на все расстояния реакции, корректировки и измене­ния, необходимые для поддержания общей системы.

Для разъяснения природы органической связи биофизик Мае-Ван Го предложил в качестве примера танцевальную группу или джазовый оркестр. В таких ансамблях исполнители настроены друг на друга, и даже аудитория сливается с музыкой и танцами, объединяясь с ними в одно целое. «Песни и танцы» в живом организме выстраиваются более чем на 70 октав с виб­рацией локализованных химических связей, вращением моле­кулярных колес, распространением потоков электронов и про­тонов, с движением между клетками и внутри них метаболитов и ионов, протекающими через десять порядков пространствен­ной величины.

Подобно нелокальности в ультрамикроскопическом мас­штабе физического мира, в биологическом мире также суще­ствуют внутренние и квазимгновенные соединения и корреля­ции, что позволяет изменениям передаваться на расстояние через организм, сближая, тем самым, даже очень отдаленные места. Это и есть главное отличие от механистической концеп­ции, согласно которой части организма существуют отдельно в определенных границах пространства и времени.

Связь в жизненной сфере охватывает все, от мельчайших элементов организма до всей жизни на планете. Она превра­щает многоферментные комплексные соединения в клетку, клетки — в ткани и органы, полиформизм живых видов — в экологические сообщности, а все живое — в биосферу.

Если окружающий живой мир является неуловимо, но эф­фективно взаимодействующим целым, то это уже не суровый классический дарвинизм, где случай руководит эволюцией биологических видов и где каждый организм борется за свое существование. Скорее, все живое — это связанная система, эволюционирующая, как сказал биолог Брайан Гудвин, через «священный танец» организма с его окружением. Неуловимое напряжение танца передается всем биологическим видам и всей экологии биосферы.

 

Холизм в современной психологии

В первой половине XX века гештальтпсихология выдвинула принцип целостности человеческого разума. Представители этой школы утверждали, что субъективное переживание есть фено­менальное выражение различных электрических процессов в го­ловном мозге. По аналогии с электромагнитными полями в фи­зике, сознание понималось ими как динамическое целое «поле», в котором каждая точка взаимодействует со всеми остальными. Следовательно, разум стремится к целостности во всех своих дей­ствиях, пытаясь найти смыкание и завершение даже в обычных ощущениях. Однако понятие целостности, открытое новейшими отраслями психологии, значительно превзошло эту концепцию. Оказалось, что общая сфера разума и сознания формирует не­уловимо, но эффективно взаимосвязанное целое. Это означает радикальный отход от классической теории.

С классической точки зрения картина нашего мира фор­мируется у человека благодаря информации, поставляемой в мозг органами чувств, то есть, все то, что человек воспринимает разумом, он сначала должен пропустить через естественные сенсоры. Сегодня ведущие психологи и психиатры пришли к выводу, что это не так: иногда наше сознание информируется через так называемые трансперсональные элементы.

В лабораториях психологов и парапсихологов были получены впечатляющие результаты, свидетельствующие о том, что в чело­веческий мозг поступают трансперсональные формы информа­ции. Это стало очевидным в процессе опытов, когда попытки объяснить, почему возникают скрытые сенсорные сигналы, от­клонения приборов, хитрое поведение объекта исследования и ошибки экспериментаторов, оказались бессильными перед целым рядом неожиданных паранормальных результатов.

В начале 1970-х физики Рассел Тэрг и Гарольд Путоф про­вели серию опытов по передаче мыслей и образов на расстоянии. Они поместили «приемник» в герметически закрытую, светоне­проницаемую, электроизолированную камеру, а «передатчик» — в другую комнату, где испытуемые облучались яркими вспыш­ками света с определенными интервалами. Показатели мозговых волн, как передатчика, так и приемника регистрировались элек­троэнцефалографом. Как и ожидалось, от передатчика исходили ритмичные мозговые волны, совпадающие со вспышками света. Через некоторое время прибор приемника стал регистрировать ту же картину, хотя приемник был изолирован от вспышек света и не получал непосредственно сигналы от передатчика.

Тэрг и Путоф проводили также эксперименты по передаче зрительных образов на расстоянии. В этих опытах, «передатчик» и «приемник» были отдалены на расстояние, исключающее любую форму сенсорной взаимосвязи между ними. Передатчик был настроен на случайно выбранный зрительный образ маяка и действовал как «маяк», а приемник старался уловить, что видит передатчик. Для того чтобы выразить свои впечатления, прием­ник прибег к словесному описанию и эскизным наброскам. Не­зависимые эксперты нашли, что описание и эскизы совпадают с картиной, которую видел передатчик, в среднем на 66%.

Наш разум неуловимо связан с разумом коллективным. Зна­менитый швейцарский психолог Карл Густав Юнг, известный разработкой мистического аспекта психологии, теоретизировал, что высшая реальность объединяет человеческий разум. Изучив мифы, легенды и сказки множества культур различных истори­ческих периодов, Юнг обнаружил, что индивидуальные записи и коллективный материал имеют много общих тем. На основа­нии этого Юнг разработал мифологическую концепцию гене­зиса сознания. Это побудило его выдвинуть идею о коллектив­ном аспекте психологии, которую он именовал: «коллективным бессознательным». Он назвал динамические принципы, кото­рые вновь и вновь повторяются в этом широком банке памяти и формируют его содержание, «архетипами».

Юнг сформулировал свою концепцию об архетипах сов­местно с физиком Вольфгангом Паули. Их поразил тот факт, что в то время как исследования Юнга в области человеческой психики выявили такие «нетипичности» как архетипы, научные исследования Паули в квантовой механике также привели его к «нетипичностям» — микрочастицам мироздания, суть которых не поддавалась исчерпывающему объяснению. Юнг заключил: «Если допустить существование двух или более нетипичностей, то всегда нужно помнить, что это могут быть не два или более фактора, а всего лишь один». Этот общий фактор Юнг назвал «unus mundus». Сам по себе unus mundus — не психологический и не физический фактор: он стоит гораздо выше — над психо­логией и над физикой.

Если Юнг прав, то корни нашего разума находятся в выс­шей реальности. Не все, что возникает в нашем сознании, приходит из наших ощущений и не все определяется нашим подсознанием.

Даже если об этом знает пока немного людей, новые от­крытия уже обогнали взгляды на мир Ньютона, Дарвина и Фрейда. В свете возникающих концепций, вселенная — это не безжизненный, бездушный агрегат инертных кусков мате­рии. Напротив, она представляет собой живой организм. Жизнь — это не простая случайность, и основные побужде­ния человеческой психики включают гораздо больше, чем тягу к сексу и удовлетворение собственных потребностей. Материя, жизнь и разум — последовательные элементы в гро­мадной комплексности — связанной и гармоничной. Про­странство и время объединены как динамический фон иссле­дуемой вселенной. Характерной чертой реальности является исчезновение материи, отступающей перед энергией; непре­рывные поля заменяют дискретные частицы, как основные элементы энергии мироздания. Вселенная — это единое целое, эволюционирующее над вечностью космического вре­мени и создающее условия для возникновения сначала жизни, затем разума и, наконец, сознания.

В XXI веке наука развивает холистическую картину реаль­ности. Возникающий холизм современных физики, биологии и новейших отраслей психологии придает новую легитимацию холистической концепции мира на основе великих культурных традиций. Холизм грядущей новой цивилизации будет иметь как научную, так и культурную основу.

 

 


[1] Холизм (от греч. holos — весь, целый) — философия целостности, подчеркиваю­щая первичность целого по отношению к части и несводимость целого к его со­ставным частям.

[2] Механицизм или механистический материализм — учение, сводящее, в конечном счете, все качественное многообразие мира к механическому движению однород­ных частиц материи, а все сложные и многообразные закономерности развития — к простейшим законам механики. В XVII-XVIII вв. являлся прогрессивным тече­нием в науке и философии, так как боролся с идеализмом и религией. В широком смысле — сведение сложной, качественно своеобразной формы движения к более простой (напр., социальной — к биологической).

[3] Редукционизм (от лат. reductio) — методологический принцип, согласно которому сложные явления могут быть полностью объяснены на основе законов, свойствен­ных более простым (напр., биологические явления — с помощью физических и хи­мических законов; социологические — с помощью биологических и т.п.). Редук­ционизм абсолютизирует принцип редукции (сведения) сложного к более простому, игнорируя специфику более высоких уровней организации (БСЭ).

[4] Законы Кеплера — три закона движения планет относительно Солнца, установ­ленные немецким астрономом Иоганном Кеплером в начале XVII века как обоб­щение наблюдательных данных (БСЭ).

[5] Фотоэффект — испускание электронов веществом под действием электромаг­нитного излучения (фотонов) (БСЭ).

[6] Принцип неопределенности — фундаментальное положение квантовой теории, утверждающее, что любая физическая система не может находиться в состояниях, в которых координаты ее центра инерции и импульс одновременно принимают вполне определенные, точные значения (БСЭ).

[7] Одиночные спектральные линии в атомных спектрах.

[8] Cпин (англ. spin — вращаться) — собственный момент количества движения эле­ментарных частиц, имеющий квантовую природу и не связанный с перемещением частицы как целого.

[9] Витализм (от лат. vitalis — жизненный) — течение в биологии, признающее на­личие в организмах нематериального сверхъестественного начала («жизненной силы», «души» и др.), управляющей жизненными процессами (БСЭ).

[10] Телеология (от греч. teleos — цель и ...логия) — идеалистическое учение, при­писывающее процессам и явлениям природы целесообразность, а всякое развитие считавшее осуществлением заранее предустановленных Богом целей или внутрен­ними побуждениями природы (БСЭ).