О трансперсональной психологии - Сойдла Тыну (Приложение 3)

(Из опыта мистических переживаний Т. Сойдла)

Можно сказать, что мистический опыт не столько сообщает что-то, сколько меняет наше сознание. Кажется, что изменение, о котором мы говорим, не означает добавки чего-то, чего у нас не было, скорее выявление скрытого, упрощение или упорядочивание.

В любом случае изменение кажется ничтожным. Находясь в мире мистического переживания, кажется очевидным, что ничего не изменилось. Или все-таки изменилось, но незаметно для нас самих?  Действительно, перемены от такого опыта бывают очень даже заметны окружающим людям.

Многим кажется, что мистический опыт нас очищает, снимает что-то лишнее. Конечно, и это не окончательная формулировка («Где это зеркало, и где эта пыль, которую можно смыть?») Мыться в потоке Источника, может и вправду нелепо, но можно плыть по течению или просто окунуться, и это живительно. (Я не говорю: более живительно, чем жизнь, так как громкие слова не столько приобщают к нас к желаемому, сколько незаметно отнимают его у нас.)

…Мы только что пытались описать нечто молчаливое и огромное, лишенное формы и внятного содержания, почти незаметное и все же преобразующее. Но кроме этого  в трансперсональном слое переживаний существует и многое совсем-совсем другое. И в это другое благодарно окунаются те, кого к этому тянет. Яркие видения, пробивающие нас или подвластные нам  энергии, обещания, опасности, немыслимые страхи и преображение страхов. Если считать, что ощутимый и измеряемый мир форм и энергий — реальность, то лишенное формы — иллюзия. И наоборот, если бесформенное — реальность, то формы и энергии — иллюзия.

За этими формулировками скрывается не теоретический спор, а вопрос о практике, которую мы выбираем. К чему мы будем стремиться? К приключениям и энергиям  сознания или к молчаливому преображению нас самих? В течение жизни мы узнаем вкус и одного и другого. В молодости притягивает яркая, страшная и величественная «магическая» Вселенная. К старости нас начинает манить тихий путь. Об этом пути  говорили учителя, которым я более всего доверяю.

Важно знать одну особенность трансперсонального слоя. В высказываниях о мире (или скорее о море) трансперсонального, теряется четкость линий. И вот уже «да» — не совсем «да», а «нет»  — мало похоже на «нет» научного текста. Отчасти дело в том, что описываемые трансперсоналистами переживания касаются того, что делает мир единым, целостным. Поэтому мы ловим «да» в момент, когда оно уже немножко стало «нет».

Путь к трансперсональному

Приглашение в мир (или слой) трансперсональных переживаний часто получает тот, кто «стер» слишком четкие контуры окружающего. Да, туда можно попасть не по дороге и не по обочине, не пешком и не верхом на лошади. И вот уже на нашем лице появляется полу-улыбка. Глаза полу-закрыты, взгляд перестает быть жестким. Разве я не знаю, как войти в этот мир? Меня начинает вести «пассивная воля». Черты и намерения сливаются и преобразовываются. Одни знаки передают меня другим. И вот я уже там (но я ли это, или я незаметно превратился в «не я»?)

Часто не мы собираемся в эту дорогу, а кто-то собирает нас, заставая врасплох. «Спонтанность» (хорошее слово, о котором много думал и писал Василий Васильевич Налимов), находит за нас поразительные решения, ведет нас невозможными путями, а часто и совсем без дороги, совершает мгновенные переходы вне пространства и времени. Или вам ближе слово «милость»? (Что бы эти слова не означали… Может быть они нам понятны, так как зацепляют радостное чувство того, что наша собственная воля тут не при чем.)